Конституционный суд республики принял сторону протестующих

Второй месяц в Ингушетии продолжаются протесты против передачи части земель республики Чечне. Несогласные с соглашением, подписанным в конце сентября руководителями двух республик ингуши сначала 2 недели митинговали, а теперь перешли к активным действиям. Сегодня в Назрани проходит Всемирный конгресс ингушского народа, а Конституционный суд Ингушетии признал решение о передаче земель республики Чечне незаконным, и указал на необходимость проведения референдума.

Ситуация, абсолютно невозможная в других регионах России. Представить, что народ в условной Брянской области выйдет на улицу и начнет митинговать и оспаривать в суде передачу части земель Смоленской или Орловской областям невозможно. Как, собственно, и сам факт передачи. Разбираемся, в чем особенность ингушского протеста.

Сложная история границы двух республик

История пограничной неразберихи стартует в конце ХХ века, после распада Советского союза. В составе СССР существовала Чечено-ингушская автономная советская социалистическая республика. После распада «совка», ингуши объявили о создании республики Ингушетия, входящей в состав созданной Российской федерации. С Чечней все вышло не так гладко. Чеченцы захотели независимости и создали непризнанную Чеченскую республику Ичкерия, что и привело к двум чеченским войнам.

Учитывая творившуюся в Чечне неразбериху, до утверждения границ тогда дело так и не дошло. В 1993 году лидер Ичкерии Джохар Дудаев подписал с президентом Ингушетии Русланом Аушевым подписали договор о примерных границах Ингушетии и Чечни. Тогда же Сунженский район (та самая спорная территория) отошел Ингушетии. В силу все той же неразберихи в Чечне, юридической силы данный договор не имеет. Более того, документ раскритиковали и в самой Ичкерии.

После мало-мальской стабилизации ситуации в Чечне, в 2003 году лидер республики Ахмат Кадыров и президент Ингушетии Мурат Зязиков подписали повторный протокол о примерной границе. В этой редакции документа часть Сунженского района уже перешла во владения Чечни (село Серноводское и станица Ассиновска). Остальной район продолжал принадлежать Ингушетии. Данный документ уже имел юридическую силу, но считаться конечной точкой в споре о земле не мог — потому и назывался примерным.

На протяжении всех 27 лет существования республик, Сунженский район служил поводом для конфликтов. Основные претензии сторон сводились к размещению там постов МВД — по мнению каждой из республик, полицейские постоянно «залезали» на ее территорию. Последний подобный конфликт произошел этим летом — власти Ингушетии были недовольны размещением постов чеченской полиции на собственной территории.

И вот, 26 сентября Рамзан Кадыров и Юнус-Бек Евкуров подписали соглашение об окончательном проведении границы между двумя республиками. В результате этого соглашения, Сунженский район по сути перешел Чечне.

Протесты и угрозы

Сразу после объявления о передаче спорного района Чечне в Ингушетии собрались несогласованные с властями митингами. Чтобы не допустить роста протестной активности, в двух самых «активных» городах республики (Назрани и Магасе) власти даже отключили интернет. Но от накала ситуации это не спасло. Митинг в Магасе продлился 2 недели. Из-за того, что среди протестующих присутствовали старейшины и муфтии, полиция республики заняла сторону митингующих. До открытых акций протеста среди силовиков не дошло, но своих коллег из других регионов сотрудники ингушской Росгвардии в Магас не впустили.

Более того, депутаты ингушского парламента заявили о давлении на них при голосовании за одобрение закона о согласовании границы между Ингушетией и Чечней. В Конституционный суд республики была направлена жалоба с целью признать принятие данного законопроекта незаконным и обязать региональные власти провести референдум по данному вопросу. Сегодня, 30 октября, рассмотрев дело, суд признал передачу земли незаконной. Таким образом, протестующие добились своего.

Федеральные власти отстранились от проблемы: 5 октября, когда протесты в Магасе были на пике своей активности, полпред Президента в Северо-Кавказском федеральном округе Александр Матовников поздравлял Рамзана Кадырова с юбилеем Грозного.

Рамзан Кадыров недоволен

Реакция самого Рамзана Ахматовича лишь раззадорила ингушей. Пока президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров пытается сохранить лицо и вместо диалога с протестующими, через подконтрольные СМИ пытается представить протестующих не в лучшем свете, Кадыров не боится быть услышанным и довольно смело высказывается по поводу протестов в республике. Комментируя митинги в Ингушетии, глава Чечни не чурался угроз:

«Эта кучка, которая называет себя предводителями, если вы мужики — придите на мою территорию и сделайте хотя бы один митинг. Если вы уйдете живыми — я тот, кем вы меня обзываете, — заявил Кадыров. — Приезжайте в гости — добро пожаловать. Открывайте бизнес, подготовим все документы. Приезжайте как туристы, примем вас как родных. Но если придете сюда как мужики со словами „Это моя территория“… Если они уйдут своими ногами — тогда я тот, кем вы меня называете. Клянусь!»

Позже, Кадыров отправился в разъяснительную поездку по территории Ингушетии. Не сумев договориться со старейшинами и лидерами протеста, он вызвал одного из ингушских муфтиев на шариатский суд. Ему не понравились высказывания Ахмеда Барахоева на митинге в Магасе, где старейшина заявил, что Рамзан «ничего не стоит».

В то же время, в соцсетях подобного поведения Рамзан Ахматович себе не позволял. Наоборот, старался быть подчеркнуто миролюбивым:

«Я хочу ещё раз подчеркнуть, что Глава Республики Ингушетия Юнус-Бек Евкуров совершил исключительно важное и имеющее большое значение дело. Ни у чеченцев, ни у ингушей не отобрана земля, не отнимут никогда. Законы России требуют наличия административной границы. Мы её провели между Чечней и Ингушетией, но никогда не проведём между чеченским и ингушским народами.

Любой ингуш может приехать в Чечню и жить там, где он пожелает. Уверен, что такое же отношение и в Ингушетии. А те, кто попытается спровоцировать раздор между нашими народами, кто бы они ни были — чеченцы или ингуши, зря стараются. Ничего у них не получится!!!»

Правда, этот пост от 20 октября стал последним, в котором Рамзан Ахматович затронул тему чечено-ингушской границы. После, больную для ингушей тему президент Чечни не поднимал. Возможно, по настоятельному совету из Москвы.

По сути, впервые за долгое, ооочень долгое время события на Кавказе, напрямую затрагивающие интересы Чечни, развиваются в разрез с волей Рамзана Кадырова.

Отношения накалились

Сегодня в Назрани заседает первый всемирный конгресс ингушского народа. По сообщениям организаторов, в работе конгресса принимают участие ингуши из стран Европы, СНГ и 14 регионов России. Начался он с чтения Корана и вступительного слова муфтия Ингушетии Исы Хамхоева. Но одним священным писанием дело не обошлось: в рамках работы конгресса ингуши обсудили беспрецедентный уровень коррупции в регионе, предложили принять закон о люстрации чиновников и создать подобие списка Магнитского за расхищение государственных средств, а также приняли положение о создании комиссии по определению границы с Чеченской республикой.

По сути, ингушские тейпы пытаются взять под собственный контроль исполнительную власть.

Тейп — единица организации нахских народов (ингушей и чеченцев), самоопределяющаяся общим происхождением входящих в неё людей. Изначально имела характер территориального и родоплеменного объединения. Тайповые структуры прослеживаются со времён средневековья и к современному историческому периоду продолжают иметь важное значение для большой части вайнахского этноса.

Ситуация складывается патовая: действующее руководство Ингушетии окончательно дискредитировало себя в глазах местных жителей. Основываясь на местных обычаях, они пытаются создать собственную ветвь исполнительной власти. Юнус-Бек Евкуров окончательно потерял контроль над ситуацией — на стороне протестующих оказался даже Конституционный суд.

Подавить протест силовыми методами не представляется возможным: среди несогласных не привычные для центральной России подростки, а религиозные элиты и старейшины. В реалиях Кавказа, единственный способ решения противоречий — мирный договор.

Перед Москвой стоит сложная задача. В кратчайшее время, федеральному центру необходимо успокоить ситуацию в регионе. Отставка Юнус-Бека Евкурова, с первого взгляда, выглядит крайне логичной. С другой стороны, проявление слабины перед протестующими может кардинально изменить баланс сил, устанавливавшийся на Кавказе не один десяток лет. Уже сейчас ситуация близка к критичной.

Ну а по соседству с бурлящей Ингушетией — недовольная таким раскладом Чечня, во главе с ее лидером Рамзаном Кадыровым. Ближайшая зима на Кавказе станет одной из самых сложных за последние 10 лет.

https://readovka.ru/news/38708

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.