В агитации по поправкам в конституцию Кремль постоянно напирал на то, что голосование «за» – это выражение доверия лично президенту Владимиру Путину. С этой точки зрения у властей Череповца произошел фантастический провал: по сравнению с выборами 2018 года за Путина отдали свои голоса почти на 50 тысяч человек меньше. Поправки поддержали всего 32% от общего числа череповецких избирателей. В целом по Вологодчине путинский курс поддержали на 64 961 человека меньше, чем двумя годами ранее.

Сумасшедшие цифры проголосовавших за поправки, опубликованные Центризбиркомом, не должны вводить в заблуждение. Разве кто-то сомневался, что на недельном голосовании без какого-либо серьезного контроля в Чечне не будет 97%, а в Республике Тыва – 96%? Гораздо больше информации для размышления дает сравнение нынешних итогов с результатами президентских выборов 2018 года. Организаторы голосования позволили нам отследить нынешнюю поддержку президента в чистом виде, поскольку варианта было только два – либо за, либо против.

В целом по Вологодчине за Путина и его поправки проголосовало 388615 человек (71% от принявших участие в голосовании и 41,7% от общего числа избирателей области). В 2018 году президента поддерживало на 64961 человека больше (47,8% от всех избирателей). То есть даже без учета нелепого недельного бесконтрольного голосования за два года Путин потерял на Вологодчине 6%.

Львиную долю своей поддержки президент растерял в Череповце – городе, который два года назад стал его опорой. В 2018-м за Путина проголосовало 127 153 человека (50,7% от общего числа избирателей). Вчера за поправки в конституцию свои голоса отдали всего 78 083 человека (32,1% от всех избирателей). За два года президент потерял в городе металлургов 49 тысяч голосов!

Имитация восторга на телекамеры во время зимнего визита Путина в Череповец не привела к росту популярности президента в городе металлургов. Даже наоборот.

Псевдоаналитики и карманные «политологи» сразу начали строить предположения – мол, такой провал случился потому, что новый мэр Череповца Вадим Германов «недостаточно активно работал» во время агитационной кампании и слабовато привлекал админресурс. Это, конечно, ложь. Весь Череповец был увешан плакатами, «волонтеры»-единороссы забрались во все щели, коррупционными «лотереями» и «подарками» охватили половину горожан. Да что там, почти всю мэрию в дни голосования выгнали на избирательные участки — «помогать». Наш корреспондент 30 июня пытался решить вопрос в управлении архитектуры, но ему ответили, что кроме начальника все сотрудники «распределены по УИКам». В поте лица тащили людей на участки советы ветеранов и различные «общественные организации». Руководители бюджетных организаций и подразделений мэрии ежедневно отчитывались о количестве своих проголосовавших сотрудников.

Мэру Череповца старательно лепят образ мягкого чиновника, радеющего за население, однако на самом деле он жесткий исполнитель команд сверху. И всегда таким был.

Но как выяснилось, купить, заставить или запугать череповчан не удалось. Причем низкие результаты как по явке, так и по голосованию «за» дали участки, на которых голосовали сотрудники крупных предприятий. Несколько участков с соотношением голосов 56% на 43% расположены в новой части города, где живут преимущественно молодежь и те же работники предприятий. Число поддержки Путина там упало на 400-500 человек на каждом участке.

Против поправок проголосовало 38 тысяч череповчан – примерно столько же голосовало против кандидата Кувшинникова на выборах губернатора. Это говорит о том, что в Череповце сформировалось активное протестное ядро.

В Вологде Путину тоже не особенно повезло. Его поправки получили на 15 тысяч голосов меньше, чем сам Путин в 2018-м. Тогда он имел 46% от всех избирателей, сейчас – 40,2%. Интересно, что количество протестных голосов по сравнению с выборами губернатора существенно, более чем на 6 тысяч человек, выросло.

Глава Вологды Юрий Сапожников (слева) и глава Вологодского района Сергей Жестянников известны своей сверхлояльностью к губернатору и готовностью выполнить любое указание, каким бы сомнительным с точки зрения закона оно ни было. Но сейчас им это не помогло.

Минус 2100 человек у Путина в Вологодском районе, где, несмотря на жесткий административный прессинг главы района, жители смогли умудриться выразить свое мнение.

1,8 тысячи голосов недосчитался Путин в Великоустюгском районе.

На 1,1 тысячи человек меньше проголосовало за курс президента в Череповецком районе. Сейчас президента с его поправками поддержали 39,7% от общего числа избирателей, а двумя годами ранее таких было 44,4%.

Меньше поклонников Путина стало в Бабаевском, Вытегорском, Грязовецком, Кадуйском, Нюксенском, Сокольском, Тарногском, Шекснинском районах. А вот в Кич.Городецком, Харовском, Междуреченском, Сямженском, Усть-Кубинском и еще нескольких не самых, прямо скажем, процветающих районах президента стали любить больше.

В итоге же имеем следующее. Система уже не может «делать результат» обычными способами. Даже тотальная мобилизация админресурса с полным пренебрежением к законам уже не дает того результата, который был еще два года назад. Даже недельное хождение по квартирам/домам/паркам/автобусным остановкам с урнами для голосования не позволяет обеспечить нужные итоги. Значит, власть попробует еще усилить давление и максимально ограничить деятельность оппозиции. Фактически Россия вернулась к полицейскому государству начала 20 века.

Однако на примере Череповца мы видим, что в обществе есть здоровые силы, которые не поддерживают полицейщину, подтасовки и админресурс, не хотят в них участвовать. Политическая партия, которая установит тесный контакт с этими силами, заручится их поддержкой, сможет противостоять любым наездам со стороны власти – и побеждать.

Роман ФЕСУНЕНКО

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.