Решение судьи Алексея Горева, которое он вынес в отношении организатора митинга КПРФ в Череповце 7 ноября Игоря Ярового, можно расценить двояко. С одной стороны, судья не стал применять какие-либо санкции к коммунистам, с другой – не нашел в себе сил отказать мэрии в абсурдном и бредовом преследовании по политическим мотивам.

Митинг в Череповце прошел почти три месяца назад, но мэрия до сих пор носится с идеей наказать коммунистов за резолюцию против строительства ЦБК — чтобы другим неповадно было.

Рассмотрение дела состоялось 5 февраля и длилось более трех часов. Поводом стала жалоба чиновницы мэрии Марины Заговельевой на то, что коммунисты на митинге, посвященном Дню Октябрьской революции, посмели обсуждать «проблемы настоящего времени», а именно – строительство ЦБК. Клерк из отдела по работе с общественностью посчитала, что это нарушает статью закона о митингах, которая требует заранее заявлять о теме мероприятия.

По нашим сведениям, инициатива жалобы исходила из департамента внутренней политики области, руководитель которого – Евгений Богомазов – был назначен губернатором ответственным за «публичную поддержку» проекта строительства целлюлозного завода на Рыбинском водохранилище.

Коммунисты резонно возражали: тема митинга была соблюдена, а какие еще проблемы обсуждать представителям компартии – это уж никак не забота областных или городских чиновников.

Перед рассмотрением дела в суде прокуратура Череповца выяснила, что начальник отделения полиции, составившая административный протокол на организатора митинга Игоря Ярового, грубо нарушила процедуру и фактически составила ложную отчетность. В процессе же рассмотрения дела оказалось, что в него втихомолку были добавлены дополнительные документы (что запрещено административно-процессуальным кодексом).

Объяснения шнырявшей среди митингующих сотрудницы мэрии Череповца, чьи показания стали основой для жалобы на коммунистов, появились в деле уже после того, как с ним ознакомили Игоря Ярового. Вообще говоря, это повод для немедленного закрытия дела и применения жестких санкций к полицейским (вплоть до увольнения), но судья не рискнул расшевелить осиное гнездо. Впрочем, и сам текст объяснения заслуживает внимания — он показывает, каких тем больше всего боятся подчиненные Вадима Германова, работающие на Евгения Богомазова.

Однако судья Горев решил не вникать в детали и отказался вызвать свидетелей, приобщить к делу видеоматериалы, предписание прокуратуры и другие документы, предоставленные стороной Ярового.  Основной его аргумент был примерно таким, как в случаях со штрафами ГИБДД: «У нас нет повода не доверять сотрудникам мэрии». Тогда представители КПРФ заявили отвод судье Гореву. По существующей (довольно нелепой, надо сказать) процедуре Горев это заявление рассмотрел и отказал.

В итоге было вынесено более чем странное решение. Горев постановил дело «за малозначительностью правонарушения» прекратить, а Игорю Яровому вынести «устное замечание». То есть как бы признал виновным, но тут же «отпустил грехи».

 

К сожалению, в такой ситуации нет никакой гарантии, что в случае второй жалобы какой-нибудь очередной Заговельевой первое «замечание» не будет учтено как полноценное правонарушение. Следствием второго «дела» автоматически станет запрет организовывать публичные мероприятия в течение года. В этом смысле решение суда выглядит как попытка занести над секретарем горкома КПРФ дамоклов меч и припугнуть на будущее.

— Мы обжалуем решение суда, поскольку считаем, что судья не принял во внимание все обстоятельства дела и вынес решение, основываясь лишь на показаниях мэрии города, — прокомментировал исход судебного заседания первый секретарь горкома КПРФ Игорь Яровой.

Дмитрий ИВАНОВ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.