Эту часть правильнее было бы назвать «Реальные поправки», поскольку именно ради нескольких из них и задумывалась вся кутерьма вокруг изменения Конституции. В отличие от бутафорских «суверенитетных» и бессмысленных «социальных» поправок, в вопросе о власти Кремль постарался от души. Изменения глубоко продуманы и направлены строго на расширение президентских полномочий, на ликвидацию остатков сдержек и противовесов (искоренены даже потенциальные), а заодно на обеспечение безопасной старости действующего президента, если он по состоянию здоровья или по какой-то иной причине решит внезапно покинуть свой пост.

«Публичная власть» вместо самоуправления

Малозамеченной широкой публикой осталась поправка в статью 80, в которой президент РФ помимо прочих своих регалий («гарант конституции» и т.д.) наделяется функцией «обеспечения согласованного функционирования и взаимодействия органов, входящих в единую систему публичной власти». Чтобы понять значение этой поправки, вспомним пока еще существующее деление власти в стране на уровни. Сейчас этих уровней два: государственная власть (федеральные и областные органы) и муниципальная (местное самоуправление – власти городов, районов и сельских поселений). Они формально независимы друг от друга, а президент рулит только государственным сегментом. Местное же самоуправление — это непосредственная демократия: народ на местах избирает в руководство муниципалитетами людей, которые более или менее знакомы избирателям.

На практике, конечно, муниципальный уровень в большинстве регионов давно стал бесправным придатком областных властей, которые командуют как хотят. Но обусловлено это было не конституционными нормами, а финансовыми потоками: у местного самоуправления забрали большую часть статей доходов и поставили в полную зависимость от регионального бюджета. Теперь вот забирают еще и относительную (вернее, теоретическую) политическую самостоятельность. А президент становится полным хозяином политической системы, муниципальные власти будут в конечном счете официально подотчетны ему и его назначенцам, народ из этой конструкции почти полностью исключается, наша с вами роль сводится к голосованию на нечестных выборах.

Госдума: пустота за красивыми словами

Много говорили о том, что Госдума получает дополнительные полномочия, но на самом деле это фикция. Взять статью 83. Сейчас в пункте «а» она предполагает, что премьер-министр в России назначается президентом «с согласия Государственной Думы». В поправке предложена фраза: «Президент назначает председателя правительства РФ, кандидатура которого утверждена Госдумой по представлению президента РФ». Тончайший нюанс нового текста в том, что только и исключительно президент может предлагать кандидатуру премьер-министра. А Госдума может три раза отказаться и после этого быть распущенной.

Статья 83, пункт «д». Этот пункт использовали сторонники мифа об усилении роли Госдумы: он предполагает, что заместители председателя правительства РФ назначаются президентом теперь не по предложению председателя правительства, а после утверждения кандидатур депутатами. Если внимательно прочитать формулировку, то видим, что просто назначение вице-премьеров полностью перешло в ведение президента. А Госдума может либо утвердить, либо быть распущенной. Премьер-министр полностью исключен из процесса подбора собственных заместителей (вернее, ему волей-неволей придется принимать предложения президента). И уволить главу правительства теперь можно без роспуска правительства целиком. Чисто техническая должность.

Не члены, а сенаторы

Сразу в нескольких статьях конституции (например, в ст.82) формулировка «члены Совета Федерации» заменена на «сенаторы». Всё как в Америке. Бесполезный орган для пожилых отставников (за редким исключением).

Главным свидетельством увеличения веса Совета Федерации считается пункт «е» статьи 83, где сенаторам дается право самостоятельно назначать весь состав Конституционного суда. Но есть один маленький нюанс – все кандидатуры представляет президент.

При этом сенаторов еще и лишили права назначать генпрокурора, его заместителей и прокуроров других уровней. Теперь президент лишь «консультируется» с СФ. Аналогичные «консультации» предусмотрены в поправке в статью 83, пункт «д», где речь идет о назначении и увольнении президентом министров, ведающих вопросами обороны, безопасности государства, внутренних дел, юстиции, иностранных дел, предотвращения чрезвычайных ситуаций и ликвидации последствий стихийных бедствий, общественной безопасности.

Зато впервые появляется понятие пожизненных сенаторов – их может назначить только президент в количестве не более 7 человек. Особо оговорено, что это могут быть «граждане, имеющие выдающиеся заслуги перед страной в сфере государственной и общественной деятельности». Министры Шойгу, Лавров и т.д. – это места для них.

А судьи кто?

В результате поправок остатки политической субъектности (а по-русски – самостоятельности в принятии решений) теряют судебная система и правоохранительные органы.

По этой совместной фотографии Валерия Зорькина и Владимира Путина можно в полной мере составить впечатление о формате взаимоотношений между Конституционным судом и президентом.

Конституционный суд сокращается с 19 до 11 судей (ст. 125, п.1), кандидатуры подбирает только президент. Обратиться в КС простой гражданин может только если все прочие возможности защитить свои права уже исчерпаны. А вот президент получил право обращаться с запросами по поводу конституционности принимаемых законов (на примере оценки поправок в конституцию мы уже видели, какие абсурдные объяснения могут придумывать судейские мужи в мантиях, если стоит задача достичь результата любым способом).

А чтобы никто не мог ничего возразить, в п.6 статьи 125 вставлена следующая формулировка: «Акты или их отдельные положения, признанные конституционными в истолковании, данном Конституционным Судом Российской Федерации, не подлежат применению в ином истолковании». Вдруг вы побежите в международный суд, и там увидят что-то такое, что предпочли не заметить многоуважаемые старцы из КС РФ. Если поправки примут, бежать будет изначально бессмысленно.

Еще одно многозначительное дополнение в текст конституции – пункт 8 статьи 125: «Конституционный Суд Российской Федерации осуществляет иные полномочия, установленные федеральным конституционным законом». Эта норма оставляет широкие возможности для тех, кто в дальнейшем захочет использовать КС РФ как дубину для избиения несогласных.

Кандидатуры судей Верховного суда также подбираются президентом РФ, а затем одобряются сенаторами. Федеральные судьи, как и раньше, назначаются президентом напрямую.

Все прокуроры, кроме городских/районных, назначаются президентом. В статью 129 конституции вводится пункт 5, согласно которому и право назначения прокуроров низового звена генпрокурор может передать президенту.

Подушка для Путина

В публичном пространстве упоминается, в основном, статья 81, пункт 3, в поправке к которой после фразы «Одно и то же лицо не может занимать должность президента более двух сроков» вычеркнуто слово «подряд». А затем идет примечание о том, что действующий президент может избираться еще дважды, для него отсчет количества сроков начнется с нуля. Какого-либо внятного обоснования такой поправки нет.

Но еще более интересной является статья 92. В ней отдельно устанавливается неприкосновенность для президента, решившего досрочно покинуть свой пост либо тяжело заболевшего. Ранее такой оговорки в конституции не было, и это наводит на определенные мысли. Процедура лишения неприкосновенности такого деятеля, кстати, крайне затруднена.

Статьей 95 (пункт «б») покинувший свой пост президент автоматически зачисляется в сенаторы. Но вправе отказаться.

Квазипрезидентское государство

Подведем итог. Судя по всему, основной целью поправок в конституцию стало максимальное усиление президентской власти, а заодно — защита интересов гражданина Путина В.В. на случай его возможного в перспективе ухода на покой.

В случае внесения изменений в Основной закон полностью потеряет свое значение как самостоятельная ветвь судебная власть – она ставится в почти абсолютную зависимость от президента и его окружения. Поправками устраняются даже теоретические противовесы президентской власти. Сокращены полномочия председателя правительства, он потерял право даже собственных заместителей подбирать. Окончательно декоративной становится роль Совета Федерации. Открывается широкий простор для демонтажа муниципальной составляющей системы власти. Народ поправками низводится исключительно до электората. Причем системой подсчета голосов на выборах также управляют структуры, чье руководство зависит от президентской ветви власти.

Заметно, что, в отличие от смешных и неуклюжих наскоро слепленных юридических поделок в «социальных» поправках и «поправках о суверенитете», раздел о власти несет в себе продуманные формулировки, которые явно возникли не после выступления президента Путина, предложившего поправить конституцию, а начали разрабатываться задолго до него. По сути, это законодательное обеспечение кулуарной передачи власти. Только преемник пока не готов, поэтому часть норм предполагает разные варианты реализации. Но строго в одном направлении.

И всем, кто собирается проголосовать за эти поправки, потому что «просто нравится Путин», я хочу сказать следующее: если вы проголосуете, и завтра ваш Путин по какой-то причине уйдет с должности, а вместо него придет человек, который будет вам гораздо менее симпатичен, у вас уже не окажется ни одного законного шанса хоть как-то повлиять на его политику. У него в руках будет всё: ничем не сдерживаемая власть, силовые структуры, суды, избиркомы.  А у вас – только воспоминания о том, как вы своими руками отдали непонятно кому все свои права.

Евгений ОПОЯСКИН

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.